Британская женская поп-группа «Спайс Гёрлз» (Spice Girls).
Успех

Как Spice Girls сразу стали кумирами подростков во всем мире

Почему 8 июля 1996 года Spice Girls мгновенно стали самой популярной группой на планете?

Двадцать  два года назад «Спайс Гёрлз» (Spice Girls) выпустили свой дебютный сингл «Wannabe». За несколько недель он стал номером один в 31 стране, и пятеро девушек стали не просто поп-звездами, они стали типажами: Скэри (с англ. «пугающая»), Спорти (с англ. «спортивная»), Пош (с англ. «шикарная»), Джинджер (с англ. «рыжая бестия») и Бэби (с англ. «малышка»). Сейчас трудно представить 1990-е годы без «Спайс Гёрлз» и еще труднее вспомнить, какие примеры для подражания были у юных девушек до того, как появилась группа и очаровала своим наивным феминизмом 10-летних подростков во всем мире.

Девичья сила — фраза, взятая Джери Холлиуэл с обложки альбома поп-дуэта Shampoo. С самого начала это было движение, организованное фанатами, многие из которых были ну очень молодыми. Было странно слышать, как малыши напевали: «I’ll tell you what I want, what I really, really want» (рус. «Я расскажу тебе, чего я хочу, чего я действительно, действительно хочу»). И чего они действительно хотели, так это стать участником группы. И не имея такой возможности, они тратили деньги своих родителей на разнообразные товары, которые рекламировала группа — от фотоаппаратов до чипсов, от дезодорантов до шоколада.

Больше ничто не может вывести из себя взрослых людей так, как фанатское движение под руководством юных девочек. И в данном случае их корыстный настрой бесил их так же сильно, как и эта музыка. «Девочки малолетки слушают песни, пропитанные нахальным и пренебрежительным отношением к противоположному полу», — отмечает обозреватель и автор Рианнон Люси Косслетт (Rhiannon Lucy Cosslett), бывшая поклонница Джинджер. — «Эта музыка привила нам, девочкам, осознание того, как важно держаться вместе, как бы ни относились взрослые к нашим музыкальным предпочтениям».

Она попала в точку. Большая часть музыкальной прессы ненавидела группу. Лиам Галлахер (Liam Gallagher) заявил, что готов «дать им в челюсть» (они ответили: «Вперед, сделай это, если считаешь себя достаточно сильным»). В то время я даже писала по этому поводу в Guardian: «Девушки, несомненно, оскорбятся, но они имеют больше общего, чем они думают, с «Big Fun» — безликим мальчиковым трио, спевшим несколько бездарных песен примерно в 1989 году».

Понятно, что я ошибалась. Но когда я писала это, «неподдельность» была важной характеристикой при оценке перспектив группы. И для меня «Спайс Гёрлз» были неподдельными фальшивками. Их собрали вместе с помощью объявления в театральном журнале The Stage, а название песни «Wannabe» за десять лет до ее появления было прозвищем поклонников Мадонны. Они казались выдуманными персонажами — и правда, как утверждает Селина Вебб (Selina Webb), бывшая в ту пору редактором отраслевого журнала Music Week, планирование перед запуском было практически военного уровня, — «Они стремились попасть в Music Week, поэтому Джери и Скэри пришли к нам поздороваться, потому что так им было велено. Но они сразили всех наповал и заставили восхищаться собой. Испробованный и проверенный путь до распада любой группы — сначала заинтересовать народ музыкой, но в случае со «Спайс Гёрлз» — заинтересовать личностями девушек в первую очередь». Они были неудержимыми. Они клепали хит за хитом, девять из которых побывали на первых строчках хит-парадов, и три альбома на первой и второй строчках. И все они продавались в количествах, заставивших бы разрыдаться от зависти руководителей современных компаний звукозаписи.

Сами фанаты, в свои нынешние 20-30 лет по-другому видят прошлые события. Большинство фанатов были столь молоды, что «Спайс Гёрлз» явились для них первой любимой командой, и они воспринимали группу, как нечто более революционное, чем только как шайку, чеканящую девичий задор при помощи торговли. Слова «эмансипация», возможно, не было в их словаре, но уголек бунта разгорелся после просмотра клипа на песню «Wannabe», снятого единой сценой в тогда заброшенном отеле Midland Grand в Лондоне, где девушки бесчинствовали в комнатах, расталкивая пожилых людей.

Миве Чованковой (Mima Chovancova) из Словакии, ныне участвующей в Брайтонском диджей-дуэте «Tesla Girls», было шесть, когда она впервые заприметила группу: «С их помощью я начала осознавать, что значит быть девочкой, и как отличаются мои возможности и жизненные стандарты. У нас в Словакии не было молодых поп-звезд в то время — звездами были либо люди среднего возраста, либо маленькие дети, поэтому появление «Спайс Гёрлз» стало ярким, счастливым и необычным событием. Каждая из них отличалась от остальных, и они вместе были командой».

Их продукция не была доступна в Словакии, но родители Човаковой привозили новинки, возвращаясь из командировок в Париж. Ее коллекция включала кеды на платформе в стиле Бэйби — ей больше всех нравилась Эмма Бантон — духи, дезодоранты и весь набор кукол Спайс Гёрлз. Неустанное продвижение товаров принимает разнообразные причудливые формы, когда фанаты говорят о приобретении и коробок для завтрака, и парфюма: все это производилось не для того, чтобы выбрасывать деньги, а для того чтобы сохранять связь с группой и с Девичьей силой.

«Больше всего я расстроилась из-за спрея для тела Impulse, созданного группой. Он пах так чудесно, как ничто и никогда больше не пахло», — говорит Эль Эксе (Elle Exxe), электропоп-музыкант, которой было пять, когда появились «Спайс Герлз». — «У спрея была оранжевая крышечка и их логотип с элементами разных форматов. Я восхищалась тем, как, будучи совершенно разными людьми, они собрались вместе и стали уникальным брендом».

На некоторых своих фанатов группа оказала значительное влияние. Вам нужно только прочитать форум DenDen, который создан и поддерживается поклонниками перчинок, чтобы обнаружить, что они до сих пор продолжают оказывать влияние на некоторых обожателей. В настоящее время там ведется оживленная дискуссия о том, кто виноват, что столь широко обсуждаемое воссоединение группы не состоялось. На фоне такой большой суматохи, один безутешный участник под именем Мадс пишет: «Это должен был быть счастливый юбилей, а теперь он станет наипечальнейшей годовщиной из всех. Мало того, что воссоединения не произошло, видимо, кое-кто даже затеял разборки в связи с этой памятной датой».

Немногие поклонники все еще увлечены группой, но все же они признают ее значимость в их подростковом возрасте. Киара Грин (Ciara Green) была спортивным 11-летний ребенком и жила в одном из округов Белфаста и сейчас вспоминает свою радость при виде Спорти в одежде Adidas. Джинджер, однако, была ей ближе: «Она была громкой и нахальной, а на телевидении почти не было подобных женщин. Я догадывалась, что являюсь лесбиянкой, но не была в этом уверена. Меня тянуло к шумным пацанкам, а Джери была довольно громкой и обладала некоторыми мужскими качествами. Женщинам было запрещено вести себя на публике так, как это делали они. Поэтому было забавно и здорово видеть, что они живут и здравствуют, да к тому же, порой, совершенно слетая с катушек. Пацанская культура, частью которой были эти девушки, помогла мне принять себя такой, какая я есть».

Музыкальный публицист из Лондона Джо Пэрри (Joe Parry) вспоминает, как девушки помогли ему осознать, что он гей: «Я думаю, этому способствовало ощущение, что им было не важно, что подумают о них другие люди. Когда я был ребенком, я был довольно шумным, и люди не знали, как со мной справиться, потому что я вел себя нахально. Посыл группы для меня заключался в доступности, равенстве и любви к своей маме, и я дорожил этим. Я бы не сказал, что они как-то помогли мне раскрыться, но основной посыл о принятии и раскрепощении действительно повлиял на меня. Я был фанатом до самого конца».

Многие фанаты перестали быть таковыми еще до распада группы в 2000 году. Холлиуэл с шумом покинула группу в 1998 году, разрушив хрупкое основание, державшееся на строчке из песни — «дружба никогда не заканчивается» (friendship never ends). Это был худший день из детства журналистки Тины Эдвардс (Tina Edwards): «Я расплакалась и попросила мою маму сказать мне, что это все не правда. Я проревела весь путь до школы». Она следила за их сольными проектами по привычке, но уже ничего не чувствовала: что было разбито — то было разбито. Фотограф Джорджи Прингл (George Pringle) также чувствовала себя преданной, когда Джинджер ушла. «Я любила их беспрекословно, но, возможно, их единственный успех заключался в том, что они учили нас, девочек, держаться вместе, словно мы сестры», — размышляет она. — «Речь шла о сестринских отношениях, но они не удержались вместе. Когда Джери покинула группу, чары рассеялись».

Тем не менее, фанаты признаются, что все еще знают слова песен, и вспоминают годы активности группы как годы становления их личности. Потому что все это происходило до того, как в социальных сетях девушки стали организовываться фандомы. Не было Инстаграма или Vine Clips, чтобы выложить видео, где толпы девиц вопят вместе с группой песню «Wannabe» в гостиницах и аэропортах. Но эти воспоминания останутся с ними на всю жизнь.